для клиентов "Интерком-Аудит"
посмотреть



Мы всегда ищем талантливых и целеустремленных людей для работы в нашем профессиональном коллективе
Вакансии: Москва

О проблемах назначения досрочной пенсии по старости медработникам коммерческих организаций

Мнение наших экспертовО проблемах назначения досрочной пенсии по старости медработникам коммерческих организаций

О проблемах назначения досрочной пенсии по старости медработникам коммерческих организаций

Трудовые отношения медицинских работников характеризуются рядом особенностей, которые обусловлены спецификой медицинской деятельности. В связи с этим к квалификации и навыкам медработ­ников государство предъявляет повышенные требования. Сам труд таких работников сопряжен с неблагоприятным воздействием различ­ного рода как физиологических, так и психологических факторов.

Именно этими причинами вызвана особая забота государства в отношении медицинских работников, которая, в частности, выра­жается в возможности досрочного выхода на пенсию по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения.

Для этого необходимо отработать либо 25 лет в сельской местно­сти и поселках городского типа, либо 30 лет в городах, сельской мест­ности и поселках городского типа, либо только городах, независимо от возраста (подп. 11 п. 1 ст. 28 Федерального закона от 17.12.2001 № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (далее — Закон № 173-ФЗ).

Однако в действующей в настоящее время редакции подп. 20 п. 1 ст. 27 Закона № 173-ФЗ указанное право медицинских работников на досрочную пенсию ограничено их работой только в учреждениях здравоохранения[1].

На практике такое условие приводит к тому, что Пенсионный фонд России не засчитывает в специальный стаж, дающий право на досрочную пенсию, периоды работы медицинских работников в коммерческих организациях.

Напомним, изначально норма Закона № 173-Ф3, устанавливав­шая право на досрочную пенсию медицинских работников, связывала такое право с работой в государственных и муниципальных учреж­дениях здравоохранения.

Подобная дифференциация в праве на досрочную пенсию по ста­рости привела к множеству судебных исков к Пенсионному фонду России, истцами в которых выступали медицинские работники, имев­шие стаж работы в негосударственных и в немуниципальных учреж­дениях здравоохранения, которым было отказано в досрочном назна­чении пенсии по старости.

В итоге свою позицию по рассматриваемой проблеме высказал Конституционный Суд РФ в постановлении от 03.06.2004 № 11-П «По делу о проверке конституционности положений подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28, пунктов 1 и 2 статьи 31 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» в связи с запросами Государственной Думы Астраханской области, Верховного Суда Удмуртской Республики, Биробиджанского город­ского суда Еврейской автономной области, Елецкого городского суда Липецкой области, Левобережного, Октябрьского и Советского рай­онных судов города Липецка, а также жалобами ряда граждан» (далее — Постановление № 11-П). Различия в условиях приобретения права на досрочное назначение трудовой пенсии по старо­сти, которые устанавливаются исключительно по такому критерию, как форма собственности (т.е. зависят от того, являются учрежде­ния, в которых осуществлялась эта деятельность, государственны­ми, муниципальными или нет). Таким образом, Конституционный Суд РФ признал необоснованными с точки зрения вытекающего из Конституции РФ требования равноправия применительно к пра­вам, гарантированным ее статьей 39.

Таким образом, Конституционный Суд РФ подтвердил, что сама по себе форма собственности не может служить достаточным основа­нием для дифференциации условий назначения досрочных трудовых пенсий по старости лицам, работающим в учреждениях здравоохра­нения в одних и тех же по своим функциональным обязанностям должностях и по одним и тем же профессиям.

Эти положения основываются на правовой позиции Кон­ституционного Суда РФ, выраженной ранее в определении от 06.12.2001 № 310-0 по запросу Законодательного собрания Тверской области. То обстоятельство, в чьем ведении находятся эти учреждения и кому принадлежит закрепленное за ними имуще­ство — государству, муниципальному образованию, акционерному обществу и прочим, — само по себе не предопределяет различий в условиях и характере профессиональной деятельности их работ­ников и не свидетельствует о существовании таких различий.

Аналогичная позиция отражена в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.2005 № 25 «О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии»: финансирование досрочных трудовых пенсий по старости, назначаемых в соответствии с Законом № 173-Ф3, производится на общих основаниях согласно п. 3 ст. 9 и п. 2 ст. 10 Федерального закона от 15.12.2001 № 167-ФЗ «Об обя­зательном пенсионном страховании в Российской Федерации», при этом действующее законодательство не предусматривает каких-либо различий в тарифах страховых взносов для работодателей — учреж­дений здравоохранения — в зависимости от того, являются ли они государственными, муниципальными, частными.

Особо примечательными являются разъяснения территориаль­ных отделений Пенсионного фонда России о порядке применения Постановления № И-П. Так, отделение по г. Москве и Московской области в письме от 21.12.2004 № 06/33516 указало: законодательно установлена единственная организационно-правовая форма органи­заций, работа в которых дает право на досрочную пенсию, — учреж­дение. Работа в организациях здравоохранения, имеющих иную организационно-правовую форму (например, ЗАО, ОАО, автоном­ная некоммерческая организация и т.д.), в специальный стаж засчи­тана быть не может.

Таким образом, форма собственности для назначения досроч­ной пенсии не имеет значения, но важна организационно-правовая форма медицинской организации. Причем в специальный стаж могут быть засчитаны периоды работы в структурных подразделе­ниях медицинских организаций, не являющихся государственны­ми или муниципальными. Такие выводы вытекают из Постановле­ния № 11-П.

С 01.01.2009 законодатель скорректировал норму Закона № 173-ФЗ, устанавливающую право на досрочную пенсию медицинским работникам, исключив из ее формулировки слова «государственных и муниципальных», оставив при этом «учреждения здравоохранения ».

В целом для медицинских работников коммерческих организа­ций такие изменения стали положительными, поскольку начиная с 2009 года в суде можно было добиться решения, засчитывающего в специальный стаж, дающий право на досрочную пенсию по старо­сти, периоды работы в частных клиниках[2].

Однако Конституционный Суд РФ, отстаивая в Постановлении № 11-П защиту от всех форм дискриминации в сфере пенсионного обеспечения, оставил для Пенсионного фонда «лазейку»: измененная с 01.01.2009 и действующая в настоящее время редакция подп. 20 п. 1 ст. 27 Закона №173-Ф3 позволяет засчитывать в специальный стаж работу только в учреждениях здравоохранения.

Начиная с 2010 года суды стали однозначно поддерживать сто­рону Пенсионного фонда России и не засчитывать в специальный стаж работу медицинских работников в коммерческих организациях здравоохранения[3].

В своих решениях суды ссылаются на определение Консти­туционного Суда РФ от 22.04.2010 № 520-0-0 (далее — Определение № 520-0-0), которым было отказано в принятии к рассмотрению жалобы заявительницы, оспаривающей нормы Закона № 173-Ф3, как не позволяющие засчитывать лицам, занимавшимся лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения, периоды рабо­ты в организациях, не относящихся к учреждениям здравоохране­ния, в стаж, дающий право на досрочное пенсионное обеспечение по старости в связи с указанной деятельностью. По мнению заяви­тельницы, нормы Закона № 173-Ф3 неправомерно ограничивают ее конституционное право на социальное обеспечение и не согласуются с предписаниями ч. 1 и 2 ст. 19 и ст. 55 Конституции РФ.

Анализ Определения № 520-0-0 позволяет прийти к выводу, что Конституционный Суд РФ занял достаточно формальную пози­цию и отказал в принятии к рассмотрению жалобы из-за того, что заявительница фактически противопоставила акционерное общество, в котором работала медицинской сестрой, учреждениям здравоохра­нения. При этом, обосновывая свое решение, Конституционный Суд РФ ссылается на два условия, с которыми законодатель связывает право на досрочную пенсию: «учитываются как характер работы, так и особенности функционирования лечебно-профилактических учреждений».

Вместе с тем Конституционный Суд РФ не дал оценки тому обстоятельству, что особенности функционирования лечебно- профилактических учреждений схожи с особенностями функцио­нирования субъектов частной системы здравоохранения независимо от организационно-правовой формы.

Логичным было бы увязать и доказать тождественность функцио­нирования частных клиник и учреждений здравоохранения на осно­вании того, что медицинская деятельность, которую оказывает юриди­ческое лицо независимо от своей организационной формы, одинаково подлежит лицензированию, а следовательно, и лицензионные требо­вания одинаковы для всех юридических лад, осуществляющих меди­цинскую деятельность.

Помимо прочего, независимо от того, в частной клинике или в учреждении здравоохранения работают медицинские работники, тре­бования к их образованию и квалификации, а также степень их ответ­ственности идентичны. Так же, как и в учреждениях здравоохранения, в субъектах частной системы здравоохранения медицинские работники подвержены неблагоприятному воздействию различного рода фак­торов, повышенным психофизиологическим нагрузкам, обусловлен­ным спецификой и характером труда, поскольку медицинская помощь организуется и оказывается в соответствии с правилами, обязатель­ными для исполнения на территории Российской Федерации всеми медицинскими организациями, а также на основе стандартов медицин­ской помощи (ст. 37 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»),

Таким образом, подводя итоги, мы видим, что в Консти­туционный Суд Российской Федерации необходимо подавать жало­бу, не противопоставляя частные клиники учреждениям здравоох­ранения, а наоборот, настаивая на том, что понятие «учреждение здравоохранения» должно охватывать и субъекта частной систе­мы здравоохранения независимо от его организационно-правовой формы. Решение этого вопроса в судах иным образом порождает неравенство в сфере пенсионного обеспечения, которое приводит к несоразмерному ограничению конституционного права медицин­ских работников коммерческих организаций на социальное обеспе­чение и тем самым нарушает предписания ч. 1 и 2 ст. 19, ч. 1 и 2 ст. 39, ч. 2 и 3 ст. 55 Конституции РФ.

Журнал «Трудовые споры»
№ 2, февраль 2012

Иванов Алексей Игоревич, начальник отдела кадрового консалтинга АКГ «Интерком- Аудит», к.ю.н.


 

[1]          См, напр.: решение Химкинского городского суда Московской области от 19.09.2011 по делу № 33-24437/2011.

[2]          Изменения внесены Федеральным законом от 30.12.2008 № 319-Ф3 «0 внесении из­менений в Федеральный закон “О трудовых пенсиях в Российской Федерации"».

[3]          См, напр.: решение Химкинского городского суда Московской области от 19.09.2011 по делу № 33-24437/2011.


125040, г. Москва,
3-я ул.Ямского поля, дом 2, корпус 13, этаж 7
+7 (495) 937-34-51
info@intercom-audit.ru

© 2017 «Интерком-Аудит»
Все права защищены
Контактная информация
125040, г. Москва,
3-я ул.Ямского поля, дом 2, корпус 13, этаж 7
+7 495 937-34-51, info@intercom-audit.ru
Схема проезда
Разработка сайта - H3